Отцы австрийской экономики: истоки революции

0 377

Такие личности как Карл Менгер, Людвиг фон Мизес, Фридрих фон Хайек, Мюррей Ротбард и прочие либертарианцы внесли неоценимый вклад в идеологию «свободных денег». Стоит обратить внимание на тот путь, который прошли эти люди, а также оценить их непосредственное влияние на совокупность политических и экономических взглядов, которые впоследствии образовали такое понятие, как «Австрийская экономическая школа». Они и ряд организаций, связанных с этими людьми внесли серьёзный вклад в философию либертарианства и подарили жизнь тому, что сейчас, в целом, называют австрийской экономической теорией. Важно понимать, насколько сильное влияние оказала данная школа на становление Биткойна, насколько прочен его фундамент и почему его появление было просто неотвратимо. Станет ясно, почему Биткойн и криптовалюты продолжат существовать пока есть такие люди, как Фридрих фон Хайек и достаточно развитая техническая инфраструктура.

ОСТОРОЖНО! МНОГО ВИКИПЕДИЧЕСКИХ ССЫЛОК!

Стоит понимать, что идея Биткойна не является исключительно продуктом мысли шифропанков 90-х – идея свободных частных денег и финансово-капиталистической системы с минимальной ролью государства давно напитала собой умы известных мыслителей. Среди них были как неумолимые анархисты, так и всеми признанные гуру экономической теории. И только с развитием Сети их мысль начала обретать осязаемые цифровые формы, что, соответственно, положило начало трансформации мира в целом. Ветхие системы XX века начинает лихорадить, и на смену старой системе приходит совсем иной новый дивный и прекрасный мир.

Австрийская школа

Австрийская школа — направление экономической теории, которая отвергает необходимость государственного экономического контроля и признаёт рыночные ценовые механизмы как силу, способную к самоорганизации. Иными словами, государство не должно вмешиваться в развитие свободных рынков и отказаться от монополии на выпуск национальных валют.

Австрийская школа получила своё название от происхождения её основателей и ранних приверженцев, включая Карла Менгера, Ойгена фон Бём-Баверка, Фридриха фон Визера и Людвига фон Мизеса. В число известных экономистов XX века, относимых к австрийской школе, также входят Мюррей Ротбард , Фридрих фон Хайек и Милтон Фридман.

 

Основные тезисы школы:

  • Понятие ценности – сугубо субъективно;
  • Плановая экономика является ошибкой, т.к. поведение потребителей в будущем с трудом поддаётся математическому прогнозированию. Поэтому мерилом может быть только свободный рынок, который сам придёт к равновесию и подскажет, что делать дальше;
  • Вмешательство государства как «института насилия» в экономическую политику недопустимо;
  • Рынок сам должен выбрать «лучшие деньги».
  • Таким образом, в основу данной идеологии легли принципы свободной экономики (laissez-faire), а также экономический либерализм. В принципе, это всё вмещается в такие понятия, как анархо-капитализм и либертарианство.

    Laissez-faire или принцип невмешательства – экономическая доктрина, согласно которой государственное регулирование должно иметь минимальное влияние на развитие экономики.

    По мнению сторонников данного принципа – экономика является системой, способной к саморегуляции, которая сама найдёт эффективное равновесие. А вот вмешательство государства лишь искажает реальную картину, поэтому эффективное равновесие становится невозможным. Государству отводят исключительно роль «ночного сторожа». Оно может устанавливать общие правила взаимодействия на свободном рынке и контролировать их исполнение, но, не выступать в качестве самостоятельного субъекта экономических отношений и «последней инстанции» в принятии окончательных решений.

    Концепция «ночной сторож» замечательно отражает ещё одно ответвление анархо-капитализма – минанархизм. Здесь подразумевается модель государства, полномочия которого сокращены до необходимого минимума. Таким образом, основными функциями государства являются защита свободы и собственности каждого гражданина от внешних и внутренних агрессоров. Это значит, что армия и полиция продолжают сохранять свои первоначальные функции – охранять свободу и капитал.

    Большим вкладом в подобные идеи стал роман «Атлант расправил плечи» , написанный американской писательницей Айн Рэнд ещё в 1957 г. Особенно, он стал популярен после экономического кризиса в 2008 г. Художественный роман красочно и однозначно подчёркивает, что мир держится исключительно на талантливых творцах-одиночках (капиталистах), которых можно сравнить с мифическим Атлантом, держащим на своих плечах небесный свод. И если эти люди перестанут творить, т.е. «держать небо на плечах» – мир (который мы знаем) неизбежно рухнет. Именно это происходит в романе, когда «атланты» проигрывают в борьбе с социалистическим правительством.

    Соответственно, в книге открыто критикуется коммунизм и коллективизм в целом, а любое вмешательство государства в социальную экономику отбирает с трудом заработанное богатство у продуктивных людей. Рэнд утверждает, что качество жизни любого человека зависит исключительно от его способностей, и что неблагоприятные обстоятельства , в первую очередь, преодолеваются с помощью интеллекта. Таким образом, каждый получает столько, сколько позволяют именно его интеллект и способности.

    Сама Айн Рэнд, американская писательница и философ, родившаяся в Российской империи, открыто и правомерно заявляла:

    «То, что мы имеем сегодня – это не капиталистическое общество, а смешанная экономика, т.е. смесь свободы и контроля, которая, согласно доминирующей, в настоящее время, тенденции движется к диктатуре».

    Стоит отметить, что далеко не все сторонники либертарианства придерживались строгого и догматичного объективизма Айн Рэнд, но, в то же время, считали её вклад в общее дело крайне полезным.

    При этом, охарактеризовать австрийскую экономическую философию как сугубо оппозиционно-либеральную не получается.

    На самом деле, идеи австрийских мудрецов не подразумевали лояльность к либерастической толерантности и вседозволенности, а больше представляли собой концепцию консервативного либерализма. Да, такое сочетание тоже возможно.

    Так, в классическом понимании абсолютно противоположные по логике либерализм и консерватизм для многих стали наиболее предпочтительной формой политического мышления.

    Первым мыслителем, который детально разработал концепцию консервативного либерализма стал философ Б. Н. Чичерин, который выделил три направления либеральной идеи:

    1. «Уличный либерализм» – совокупность идей о ложной свободе, которыми, в основном, руководствуются молодые люди, ведущие антиобщественный образ жизни. Они не желают бороться за реформы, за истинную свободу, а лишь прикрываются своими идеями, чтобы устраивать беспорядки и бесчинства.
    2. «Оппозиционный либерализм» – разнородное движение различных людей, которые имеют общую привычку ругать существующий строй вне зависимости от обстоятельств. Такие либералы поддерживают существующую систему в целом и пользуются её благами, но, при этом, постоянно обличают государственную власть.
    3. «Консервативный либерализм» – опирается на постепенные реформы при поддержке сильного государства, которое продолжает охранять «закон и порядок», в том числе, защищает частную собственность.

    Таким образом, консервативные либеральные политики отличаются от классических либералов более традиционным мнением по различным социальным и этическим вопросам. Они обычно поддерживают экономический либерализм и часто идентифицируют себя как партии общественного порядка. Они сторонники активной борьбы с криминалом и более серьёзных мер наказания за преступления, а также уделяют особо острое внимание борьбе с терроризмом. Часто выступают за более строгий контроль нелегальной миграции и поддержку более однородной культуры.

    По их мнению, права и свободы гражданина имеют высшую ценность, однако должны соблюдаться при поддержке сильного государства и разумном сохранении духовных и семейных традиций, которые обусловлены историческим развитием.

    ***

    Основными оппонентами австрийской школы закономерно стали социал-коммунизм, который брал истоки от идей Карла Маркса и кейсианство, вобравшее в себя концепции Дж. М. Кейнса. При том, что марксизм и кейнсианство имели ряд серьёзных отличий, и они были взяты на вооружение государствами, которые на протяжении многих десятилетий считаются идеологическими и геополитическими противниками – их объединял общий централизованный подход к управлению.

    Поэтому австрийская школа неоднократно подверглась публичной критике как со стороны отдельных представителей СССР, сторонников марксизма, так и США, сторонников кейнсианства, которое явилось там вынужденной мерой против Великой Депресии.

    По сути, кейнсианство – это экономическая теория, в основе которой лежит идея необходимости государственного регулирования экономики для защиты общества от негативных последствий экономического спада.

    Хотя, несмотря на кардинальные разногласия с официальной экономической доктриной того времени, сторонники австрийской школы никогда не были гонимы, тем более, что во второй половине XX века (после кризиса в 1970-х) на смену кейнсианству в США сначала пришёл монетаризм либертарианца Милтона Фридмана, президента общества «Мон Пелерин», а потом экономический неоклассицизм, основанный, в частности, на работах Карла Менгера и Адама Смита.

    Милтон Фридман – американский экономист и нобелевский лауреат, бывший советником как у республиканца Рональда Рейгана, так и у Маргарет Тэтчер, премьер-министра Великобритании. Входил в консультативную группу советников по экономике Ричарда Никсона и сыграл важную роль в обосновании отказа от золотого стандарта и перехода к плавающим валютным курсам.

    В свою очередь, Адам Смит был автором концепции «невидимой руки рынка», которую характеризовал принцип, согласно которому преследование участниками рынка личных выгод способствует установлению общего блага. Адам Смит также был сторонником невмешательства государства в экономику.

    Оба экономиста, каждый в своё время, высказывали мысли касательно концепции свободного банкинга, характерной отсутствием специального регулирования для банков и возможностью выпускать собственные бумажные деньги (банкноты).

    И только после всех событий в первом десятилетии XXI века риторика американских экономистов и политиков снова стала ближе к кейсианству, а официальная экономическая программа пытается удовлетворять старым добрым принципам стимулирования потребительского спроса.

    В целом, история демонстрирует, что, на данном этапе, экономика продолжает находиться в зависимости от государственного вмешательства. Возможно, в дальнейшем экономические модели будут значительно совершеннее, что позволит полностью доверять «невидимой руке».

    На самом деле, если внять умозаключениям Кейнса о необходимости вмешательства государства в экономические процессы, получается, что если при закономерном падении спроса и росте уровня безработных ничего не делать – государство как система социального порядка просто начнёт распадаться.

    Безусловно, люди выживут, но, вынужденно вернутся к старым моделям выживания – ремёслам и земледелию. А этого допускать никак нельзя. В принципе, история наглядно не раз показала как индустриально развитые цивилизации стирали с лица земли более мирные народы. С другой стороны, индустриализация наравне с искусственной экономикой сделала каждого индивида по отдельности абсолютно зависимым от государственной машины, а многих буквально поставила в рабские условия.

    Хочется верить, что, в дальнейшем, человеческое общество всё же найдёт оптимальный баланс между централизованным контролем за системой в целом и автономией её отдельных элементов.

    Уже в 2008 г, после мирового экономического кризиса, в среде шифропанков зарождается новая технология – блокчейн Биткойна, который полностью отвечал не только запросам сравнительно незначительного количества криптоанархистов, но, и стал надеждой для большинства сторонников свободного рынка. Концепции австрийской школы перешли на новый, более качественный виток развития.

    Основная идея, заложенная в Биткойн, достаточно наглядно демонстрирует взгляды экономистов австрийкой школы и даже дополняет их. Поэтому будет разумным подчеркнуть достоинства децентрализованного блокчейна именно на примерах мудрых утверждений этих учёных мужей.

    Карл Менгер

    Карл Менгер – австрийский экономист и основатель австрийской школы. Уроженец небольшого городка на территории современной Галичины, на тот момент, входившей в состав Австрийской империи, происходил из дворяно-купеческого рода и долгое время изучал юриспруденцию, после чего занялся экономической теорией. Результатом работы стал известный труд «Основания политической экономии» – книга, которая стала основой для австрийской экономической школы.

    Менгер отвергал трудовую теорию стоимости и считал, что ценность имеет субъективный характер и не существует вне сознания человека, а труд, затраченный на производство блага, не является ни источником, ни мерилом его ценности. Менгер делает вывод, что ценность зависит от субъективной оценки людей, которые наиболее высоко ценят относительно редкие товары и услуги. В общем, ценность не является объективным свойством вещи. Ценность – это суждение индивида о благе. Поэтому одно и то же благо может обладать разной ценностью для разных индивидов.

    Таким образом, стоимость блага уменьшается параллельно росту его количества. «Много – значит дёшево». Также, это зависит от текущих потребностей индивида. «Воды много, но, в пустыне она на вес золота». В целом, Менгер подчеркнул, что стоимость актива зависит не столько от вложенного труда для его добычи, а сколько от его ограниченного предложения и субъективной оценки его стоимости.

    Естественно, в первую очередь, Менгер, как противник плановой экономики, этим утверждением хотел подчеркнуть невозможность корректно рассчитать цены на будущее, с учётом их «субъективной» природы. Т.е. стоимость актива, преимущественно, зависит от спроса и предложения и не вписывается в искусственные математические рамки, созданные умом экономистов-плановиков.

    Но, на сегодня, многие как сторонники, так и противники Биткойна считают, что его цена также сугубо «субъективна» и зависит лишь от того, по какой цене его готовы покупать. Иными словами, сегодня он может стоить $1 000 000, а завтра $1, т.к. за ним «нет реального обеспечения», т.е. опять же «математического обоснования его стоимости». Да спрос-предложение – важная составляющая стоимости биткойна, но, это не значит, что в эту стоимость опять же не заложен труд, а вернее энергия.

    Теория Менгера не отменяет правило «труд-ценность»! Вдумайтесь, почему абсолютно уникальный NFT актив, который существует в единичном экземпляре, как правило, всё равно не представляет ценности? Потому что создать NFT актив очень просто. И таких «уникальных» вещей – уже миллионы. А вот Биткойн – это уже другое дело. Чтобы добыть биткойны – требуется вложить реальную энергию, и каждые четыре года награда уменьшается вдвое, что стимулирует рост стоимости биткойнов в целом. Здесь прямая связь – «Энергия-Ценность». В природу Биткойна заложено именно математическое обоснование его стоимости.

    Поэтому в случае с NFT не получается повторить успех картин «великих художников». Как правило, картина растёт в цене уже после смерти художника, т.к. он больше не сможет создать что-то подобное. Но, что тогда стоит купить картины любого современного художника, убить его, а потом продать его работы втридорога? А кому нужны работы никому неизвестного человека?

    И вот здесь требуется пиар. Ведь, другое дело если эти картины возьмётся продвигать известная галерея, а во многих СМИ напишут об этом «гении». Но, существование СМИ и продвижение бренда – это значительная затрата энергии. А значит опять не удаётся обмануть Бога и обойти треклятое правило, не позволяющее что-то получить, ничего не потратив.

    В случае с Биткойном потребовался мощный пиар в различных СМИ прежде чем мир оценил технологию. Именно, это сделало ограниченное предложение столь ценным с учётом дальнейшего (неизбежного) роста стоимости актива.

    К тому же, основные биржи следят за тем, чтобы эта стоимость не падала ниже психологического минимума. Мы оцениваем биткойн не из личной субъективной оценки, а исходя из текущего курса, который нам показывают эти самые биржи.

    Да, в этом есть элементы плановой, искусственной экономики, но, это просто неизбежно. При этом, цену биткойна нельзя назвать исключительно рукотворным явлением за счёт, как минимум, активного частного трейдинга, но, в любом случае, руководство основных бирж, и в целом вся структура, имеет все возможности для разумной коррекции курса.

    Дополнительно, майнинг биткойнов – это очень конкурентная среда. Таким образом, чтобы добыть биткойны вам не только потребуется приобрести дорогое оборудование, а также потратить электроэнергию и время на обслуживание фермы – и самое главное, что вы будете вынуждены конкурировать с серьёзными монополистами.

    Это можно сравнить с добычей золота или алмазов в Африке – мало того, что их немного и их трудно добывать, так ещё есть и компания «Де Бирс», которая является лидером по добыче алмазов в данном регионе. А ещё там есть дикие звери и не менее дикие люди с оружием, которое им благосклонно выдала та же «Де Бирс». Так в чём ценность алмазов, брат? В редкости?

    Да и кому были бы нужны эти алмазы если их ценность не была бы столь много раз подчёркнута в средствах массовой информации, фильмах и книгах? Кому они нужны без государства и банков в целом? Попробуйте продать алмаз хоть за «краюху хлеба» дремучему деревенскому мужику в XV веке, который и не слышал о подобных «драгоценностях». Другое дело если он будет знать, что он продаст его в городе гораздо дороже. А для вас, голодного и холодного в чистом поле, хлеб будет гораздо дороже фамильного перстня с блестящим камушком. Здесь Менгер прав – стоимость субъективна. Но, в целом, популяризация алмазов потребовала огромного вложения энергии в виду создания надлежащей государственной и банковской структуры. «Деньги и власть порождают ещё больше денег, а значит власти».

    Именно, этим Биткойн отличается от других, реально ни чем не обеспеченных активов. Никому не нужен «дешёвый» Биткойн. Затраты высоки, но, и награда достойная. Золото также не имеет практической ценности (почти), но, на протяжении веков являлось залоговым обеспечением для эмиссии валюты. Долгое время даже сами монеты были золотыми и серебряными и сами по себе являлись «товаром». Не даром Биткойн сравнивают с цифровым золотом, и стоимость его, отнюдь, не субъективна.

    При этом, опять подчеркну, это не критика отца-основателя австрийской экономики на основе вырванного из контекста тезиса. Ведь, спор о том, что составляет ценность актива, шёл, в первую очередь, со сторонниками идей Карла Маркса, который в «Капитале» утверждал что стоимость товаров, произведённых на заводе капиталиста зависит исключительно от вложенного рабочими труда. В этом есть доля правды, но, будет несправедливым обойти вниманием теорию ещё одного австрийского экономиста, которая опровергала основной аргумент коммунистов для отторжения предприятий в пользу «народного имущества».

    Фридрих фон Визер

    Фридрих фон Визер – экономист и представитель австрийской школы, который работал совместно с Карлом Менгером и Ойгеном Бём-Баверком. Опровергал марксистские теории трудовой и прибавочной стоимости. Создал теорию вменения, согласно которой труд, земля и капитал составляют ценность созданного ими продукта. Таким образом, прибыль капиталиста вполне обоснована. Располагая ресурсами для производства (капиталом) он законно получает с него прибыль. Именно так богатые становятся ещё богаче. Но, первоначальное получение капитала также требует соответственных вложений энергии. Ни один мажор не удержал наследства без вложений собственного труда.

    В соответствии с теорией, Биткойн также не зависит лишь исключительно от труда майнеров – за ним стоит целая экосистема. Это не только огромные майнинг-фермы и пулы, но, и биржевая-банковская структура, а также СМИ и пиар-агентства. Да в конце концов, в том числе, сама Сеть. Без них полноценное функционирование Биткойна просто невозможно.

    На сегодня, институциональные и венчурные капиталисты вкладывают в развитие криптовалютной индустрии колоссальные средства, финансируя всю систему в целом, что, соответственно, позволяет расти капиталу, который стоит, в частности, за Биткойном. Богатства постепенно перетекают в цифровой эквивалент, что позволит крупным держателям биткойнов сохранить своё благосостояние. Биткойн стал основным интересом для капиталистов, у которых, в своё время, было достаточно «земли и капитала» чтобы в обозримом будущем полностью модернизировать существующую финансовую систему и сохранить привилегированный статус.

    Ойген фон Бём-Баверк

    Ойген фон Бём-Баверк – австрийский экономист и государственный деятель. Один из основных представителей австрийской экономической школы. Его школьным другом был Фридрих фон Визер, ставший известным экономистом и профессором кафедры экономики Венского университета. Впоследствии Бём-Баверк породнился со своим школьным товарищем, женившись на его сестре. Его учениками были Людвиг фон Мизес, Йозеф Шумпетер и Отто Бауэр также ставшие впоследствии известными экономистами и политическими деятелями.

    В своих трудах он достаточно успешно доказывал, что различие между «бедными» и «богатыми» народами состоит не в технологических достижениях и не общей трудоспособности, а именно в умении накапливать капитал и сохранять его для будущих поколений. И что процент с этого капитала – вполне заслуженная награда.

    Как видно, для многих крупных держателей биткойнов – это является серьёзной инвестицией в будущее. У них нет острой нужды продавать сегодня или резко продать завтра. Они склонны копить капитал и постепенно его наращивать, скупая биткойны у рядовых участников рынка на низах и продавая часть на хаях, и снова покупая. Это долгосрочная кампания, которая приносит им доход сегодня и обеспечит безбедное будущее завтра.

    Людвиг фон Мизес

    Людвиг фон Мизес – американский экономист, философ, историк и социолог, сторонник классического либерализма, который внёс значительный вклад в развитие австрийской школы. Наряду с Фридрихом фон Хайеком и Мюрреем Ротбардом является одним из основателей философии либертарианства.

    Уроженец современного Львова в 1906 г. окончил Венский университет, где получил степень доктора права, а в 1926 г. основал Австрийский институт исследования бизнес-циклов. Среди учеников Мизеса – экономисты Фридрих фон Хайек, Г. фон Хаберлер, Ф. Махлуп, Мюррей Ротбард, математик К. Менгер-младший, социолог А. Шюц и т.д.

    В 1940 г. эмигрирует в США, где его всемирно известная работа «Социализм» обеспечила в 1941 г. получение гранта от Национального Бюро экономических исследований.

    В первую очередь, Людвиг фон Мизес внёс значительный вклад в развитие австрийкой школы, критикуя плановую экономику посредством т.н. «Калькуляционного аргумента», который позднее подробно исследовал Фридрих Хайек. Вопрос относился к проблеме рационального распределения ресурсов в экономике. В целом, в рыночной экономике главенствует механизм спроса и предложения – то как будут распределяться товары или услуги определяют люди посредством готовности отдавать за них деньги. В этом случае, цена товара является идеальным индикатором спроса и предложения, что позволяет корректировать избыток либо дефицит.

    Мизес и Хайек считали социализм лишённым возможности рационального распределения ресурсов по причине отсутствия свободного рынка, который предоставляет столь важную информацию касательно спроса и предложения. Таким образом, многие, закономерно, считают их аргумент доказательством неработоспособности плановой экономики.

    И не удивительно, что именно первые приверженцы австрийской экономической школы активно выступали с инициативой «частных денег», считая, что монополия государства на выпуск национальных валют подрывает свободу естественных рынков. Именно их идеология легла в основу мышления криптоанархистов и шифропанков, в среде которых зарождались первые частные деньги, которые государство не могло контролировать. И самой успешной попыткой стал Биткойн, в котором соотношение естественного спроса и предложения стало основополагающим аспектом.

    Фридрих фон Хайек

    Фридрих Август фон Хайек – австро-британский экономист и политический философ, представитель новой австрийской школы экономики, сторонник экономического либерализма и свободного рынка. Лауреат нобелевской премии по экономике от 1974 г.

    В 1918 г. Фридрих Август фон Хайек поступает в Венский университет на курс правоведения, однако, дополнительно, посещает лекции по политической экономии, философии и психологии. И, в первую очередь, он решает углубить свои знания в области экономики, в частности, под руководством профессора Фридриха фон Визера. Кроме того он принимает активное участие в частных семинарах Людвига фон Мизеса, где его по праву считают лучшим учеником.

    В 1931 г. Хайека приглашают в Лондонскую школу экономики и политических наук, где он в 1930-1940 гг. также считается основным представителем австрийской школы.

    Книга нобелевского лауреата по экономике Фридриха фон Хайека «Дорога к рабству» была переведена более чем на 20 языков и является одним из основополагающих трудов по классическому либерализму. Не удивительно, что труд оказал заметное влияние на мировую политику и экономику. Он послужил идейной основой для отказа от государственного регулирования и возврата к методам классического конкурентного рынка в США при Рональде Рейгане и в Великобритании при Маргарет Тэтчер.

    Основная идея книги заключается в том, что усиление планового регулирования экономики неизбежно обернётся ростом нежелательного социализма и неизбежно приведёт к тоталитаризму. Хайек утверждает, что все виды социализма, коллективизма и системы плановой экономики противоречат принципам правового государства и личному праву. По его мнению, причины тоталитарных режимов того времени в Германии, Италии и Советском Союзе заключались не в особой агрессивности населения этих стран, а во внедрении социализма и плановой экономики, которая неизбежно приводила к угнетению и подавлению народа, хотя это и не являлось изначальной целью социализма.

    В 1947 г. Фридрих фон Хайек приглашает учёных-либералов на встречу в Швейцарии, что ознаменовало создание общества «Мон Пелерин», которое объединило различных либеральных экономистов, философов, журналистов и предпринимателей. Сам Хайек был избран президентом общества, обязанности которого исполнял с 1947 по 1961 г.

    Организация активно поддерживает экономическую политику свободного рынка и политические ценности открытого общества. Среди его членов стоит отметить таких людей, как Морис Алле, Аарон Директор, Вальтер Ойкен, Милтон Фридман, Генри Хэзлитт, Бертран де Жувенель, Людвиг фон Мизес, Фрэнк Найт, Майкл Полани, Карл Поппер, Лайонел Роббинс, Джордж Стиглер и т.д.

    Восемь участников общества стали нобелевскими лауреатами премии по экономике: это Фридрих А. фон Хайек, Милтон Фридман, Джордж Стиглер, Морис Алле, Джеймс М. Бьюкенен, Рональд Коуз, Гэри С. Беккер и Вернон Смит.

    Но, самое главное, что в 1975 г, Фридрих Август фон Хайек выпустил небольшую книгу, и свой самый знаменитый труд – «Денационализация денег», в дальнейшем, просто «Частные деньги»

    «Правительство надо лишить монополии на эмиссию денег. Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и производить рыночным способом. Частные предприятия, если бы им не мешало правительство, давно предоставили бы обществу широкий выбор валют»

    Он доказывал, что деньги имеют крайнюю значимость для принятия хозяйственных решений, и поэтому любая нестабильность государственной валюты негативно отражается на экономике. И предложил выход в виде конкуренции среди частных эмитентов, каждому из которых будет дозволено выпускать свою валюту, но, копировать чужую он не сможет. В дальнейшем, по утверждению Хайека, свободный рынок обязательно отторгнет наиболее нестабильных эмитентов, поэтому хозяйственный оборот будет обслуживаться исключительно надёжными деньгами, что позволит формировать и осуществлять долгосрочные планы.

    Некоторые закономерно считают, что именно труд фон Хайека вдохновил создателей Биткойна. Ведь, он более чем дотошно расписал методологию, подходы и принципы данной системы, не забыв даже ограничение на рост денежной массы.

    Мюррей Ротбард

    Мюррей Ротбард – американский политический философ, экономист, представитель австрийской школы экономической теории и историк. Его труды и личное влияние сыграли основную роль в развитии современного либертарианства. Ротбард был основателем и ведущим теоретиком анархо-капитализма и либертарианства и, соответственно, центральной фигурой в американском либертарианском движении.

    Эпатажный экономист изначально отверг основные экономические методологии и полностью принял постулаты своего предшественника Людвига фон Мизеса.

    Ротбард утверждал, что услуги монопольной системы корпоративного государства могут быть более эффективно заменены услугами частного сектора, и поэтому считал, что государство – это масштабный и систематизированный грабёж. Банковские операции с частичным резервированием он считал мошенничеством и, как следствие, выступал против централизованного банковского дела.

    В молодости относил себя к «старым правым» и, в целом, к части крыла Республиканской партии.

    В дальнейшем, в 1970-1980-х гг. Ротбард стал активным членом Либертарианской партии и принял активное участие в формировании её внутренней политики.

    Он был одним из со-основателей Института Катона, созданного с подачи председателя Либертарианской партии Эдварда Крейна в 1974 г, при финансировании миллиардером Чарльзом Дж. Кохом. По сути, до 1977 г. организация так и называлась – Фонд Чарльза Коха.

    Стоит заметить, что с момента создания Институтом Катона – с организацией продуктивно сотрудничало несколько видных учёных, которые были удостоены высшего академического признания, в том числе такие нобелевские лауреаты, как Ф. А. Хайек, Милтон Фридман, Джеймс М. Бьюкенен и Вернон Л. Смит

    Для описания своей политической идеологии Ротбард первым стал использовать понятие «анархо-капиталист». Анархо-капитализм, в его понимании, означал конец государственной монополии на насилие.

    Ещё в 1954 г. Ротбард вместе с несколькими другими сторонниками Мизеса вошёл в ближайший круг Айн Рэнд, основательницы объективизма. Но, впоследствии, по его словам, излишний радикализм матёрой капиталистки вынудил его покинуть данную группу.

    В 1982 г. присоединился к политическому деятелю Лью Роквеллу и бизнесмену Бертону Блумерту, вместе с которыми основал институт им. Людвига фон Мизеса, и был его вице-президентом до конца своей жизни.

    Институт Людвига фон Мизеса – либертарианский некоммерческий аналитический центр. Членами института являются 350 учёных и политиков. Институтом ежегодно проводятся конференции по всему миру, а также издаётся большое количество бесплатной литературы и материалов. Институт финансируется исключительно за счёт частных пожертвований.

    В 1989 г. Ротбард покинул Либертарианскую партию и присоединился к «палеолибертарианцам», которые представляли собой некий синтез культурного консерватизма и либертарианской экономики.

    Термин «палеолибертарианство» ввёл экономист и видный политический деятель Лью Роквелл, который на протяжении всей жизни был активным борцом за либертарианство. Фактически, являлся основным помощником конгрессмена-республиканца Рона Пола с 1978 по 1982 г. Дополнительно, является вице-президентом Центра либертарианских исследований и заведует аналитическим сайтом LewRockwell.com.

    Палеолибертарианцы считают, что государственные институты, которые существуют за счёт насилия или принуждения – неэффективны и нарушают индивидуальную свободу. Но, несмотря на открытую антигосударственную риторику, палеолибертарианцы продолжают активно защищать такие культурные и гражданские институты, как семья, бизнес и церковь.

    Мюррей Ротбард написал три «самые страшные» для Америки книги, за что его прозвали «главным врагом государства»: это «Великая депрессия в Америке», «Государство и деньги» и «Показания против Федерального резерва».

    По сути, «он предсказал, как можно всего лишь одним волевым решением закопать всю мощь американской экономики, а доллары превратить в никому ненужные фантики». Он считал, что для этого всего лишь нужно вернуть золотой стандарт. Основный проблемой современной экономики он называл именно Федеральный резерв и ничем не обеспеченные доллары. Да, неординарный был человек.

    Нассим Талеб и Cейфедин Аммус

    Оба наших современника являются известными специалистами в области экономики и финансов. Каждый из них подарил миру несколько основополагающих и достаточно известных трудов. Как видно тёплый ливанский климат способствует исключительной интеллектуальной деятельности. Оба относят себя к либертарианцам и ставят аналогичные задачи в своей работе.

    Нассим Талеб – американский писатель, а также бывший трейдер и риск-менеджер ливанского происхождения. Автор таких книг, как «Чёрный лебедь», «Под знаком непредсказуемости», «Антихрупкость», «Как извлечь выгоду из хаоса», «Рискуя собственной шкурой» и «Скрытая асимметрия повседневной жизни».

    В своё время, Нассим Талеб написал предисловие к книге профессора экономики Ливанского Американского университета Сейфедина Аммуса – «Битокойн Стандарт: Децентрализованная альтернатива системам, управляемым центробанками»

    Сейфедин Аммус, выпускник Колумбийского университета и Лондонской школы экономики, также является убеждённым сторонником австрийской экономической школы и активно критикует кейнсианство. Будучи профессором экономики при Американском университете Бейрута выступает за минимальное вмешательство государства в денежно-финансовые отношения. По его мнению, «настоящие деньги» – твёрдая валюта, которой длительное время являлось золото, а теперь эту роль должен принять на себя Биткойн.

    В свою очередь, в книге «Рискуя собственной шкурой» Нассим Талеб высказывает мысли, касательно политической направленности либертарианства:

    «По аналогии с язычеством либертарианство не поддается классификации. Оно не обладает структурой политической партии – по сути, это децентрализованное политическое движение, которое может существовать в виде разрозненных фракций внутри других политических партий».

    Этим утверждением вполне можно подвести черту под всем, что написано выше. Либертарианство – это не партия и даже не движение. Это образ мышления и жизненная позиция. Ни один человек в мире не может характеризовать собой всё разнообразие либертарианской мысли. Стремление к свободе и благосостоянию заложено в каждом из нас на генетическом уровне, что делает либертарианство столь жизнеспособным и непохожим на само себя.

    Заключение

    Несложно предположить, что на основании данного материала можно сделать не вполне однозначные выводы, но, вот что здесь имеет вполне определённый характер – так это стремление каждого либертарианца к процветанию экономики в целом. Никому из них не нужна дохлая и облезлая экономическая система, где невозможно эффективно распоряжаться заработанным капиталом. И пусть каждый из них, в первую очередь, как и сами «атланты», заботится о собственном благе, ведь, стоит принять как данность, что никого особо не интересуют чужие проблемы. Только вы сами в состоянии их решать. И пусть не всё гладко в философии Айн Рэнд, ведь, никто не упраздняет необходимость в сострадании и милосердии, иначе этот мир рухнет, с атлантами или без них. Но, вот что важнее всего – никогда нельзя продавать свою свободу ни за какие социальные гаранты! Потому что только свобода, изначально данная каждому, является первоочередным условием для достижения именно всеобщего блага.

    Автор: Ne-Standart

    Источник: bitnovosti.com

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.