Как сделать Биткойн неостановимым: mesh-сети

0 38

Пора перестать рассчитывать на чье-то разрешение. Пришло время строить и укреплять распределенные коммуникации, чтобы сделать Биткойн неостановимым.

В июне 2020 года жителей Эфиопии ждал неприятный сюрприз: в ответ на беспорядки, вызванные убийством музыканта и активиста Хачалу Хундессы, правительство распорядилось отключить интернет. Почти месяц более 100 миллионов человек были отрезаны от всех интернет-сервисов.

В том же году жители Алжира, Азербайджана, Бангладеш, Беларуси, Бурунди, Чада, Кубы, Демократической Республики Конго, Эквадора, Египта, Гвинеи, Индии, Ирака, Ирана, Иордании, Кении, Кыргызстана, Мали, Мьянмы, Пакистана, Судана, Сирии, Того, Турции, Вьетнама, Венесуэлы и Йемена сталкивались с принудительным отключением доступа к интернету в некоторых или во всех регионах страны.

В 2021 году в Уганде было полное отключение интернета на четыре дня во время всеобщих выборов. После выборов в Нигере власти отреагировали на антиправительственные протесты отключением доступа к интернету на десять дней. В Джамму и Кашмире люди столкнулись с отключением интернета по указу правительства на срок 500 дней, с 4 августа 2019 по 5 февраля 2021 года. В Мьянме для большой части населения доступ в интернет закрыт с 2019 года: военная хунта составила «белый список» компаний и учреждений и ограничила доступ для всех остальных. В эфиопском регионе Тиграй доступ к интернету отключен с ноября 2020 года.

В марте 2022 года на фоне оппозиционных митингов в Хараре, Зимбабве, правительство заблокировало доступ в интернет через принадлежащего ему провайдера TelOne, что привело к многочисленным перебоям в работе сервисов по всей стране. Во время запланированных протестов в июле 2020 года доступ к интернету через TelOne был ограничен до полной невозможности использования на 19 часов. Во время протестов по поводу цен на топливо в 2019 году доступа к интернету почти на два дня оказалась лишена почти вся Зимбабве.

В Буркина-Фасо после военных восстаний в январе 2022 года на 35 часов был отключен доступ к мобильному интернету, что стало уже третьим отключением за несколько месяцев и вторым за год. А после расстрела демонстрантов в ноябре 2021 года мобильный интернет, являющийся основным источником доступа к глобальной сети, прерывался на четыре дня.

Фонд Карнеги за международный мир сообщил о 196 случаях отключения интернета и ограничения доступа к нему в 2018 году, 213 случаях в 2019 и 155 в 2020. В докладе под названием «Возвращение цифрового авторитаризма: отключения интернета в 2021 году» некоммерческая организация по защите цифровых прав Access Now сообщила о 182 эпизодах отключения интернета в 34 странах.

«Сирийский режим с самого начала демонстраций в 2011 году знал, что одним из важнейших шагов, которые должны были предпринять его силы безопасности и вооруженные силы для подавления любой демонстрации или мирного движения, является отключение коммуникаций для народа и прекращение движения новостей и информационных потоков».
(:
https://www.enabbaladi.net/archives/93312#)

Отключение доступа к интернету — действенное решение для сдерживания социальных волнений и ограничения информационных потоков — входящих и исходящих — для определенных регионов. При невозможности коммуникации, попытки общественной организации становятся практически невозможными. И вопреки распространенному мнению, закрытие доступа к интернету — довольно простая задача для правительств. Нам нравится думать об интернете как о глобальной децентрализованной сети отдельных компьютеров, однако реальность такова, что большая часть нашего доступа к этой сети осуществляется через интернет-провайдеров, подчиняющихся правительствам.

Провайдеры работают по фиксированным адресам, централизуя доступ к интернету для целых стран и обеспечивая единую точку отказа перед лицом как национальных, так и международных противников. Из-за такой централизации, доступ к интернету в зонах конфликтов может быть в буквальном смысле слова уничтожен или поставлен под угрозу исчезновения бомбардировками. В январе 2022 года после авиаудара саудовской авиации по йеменскому региону Аден, в результате которого была прервана связь с международным кабелем FALCON, страна столкнулась с общенациональным отключением интернета, которое продолжалось почти четыре дня. Когда Израиль в мае 2021 года начал целенаправленные бомбардировки телекоммуникационной инфраструктуры в секторе Газа (Может ли биткойн стать валютой свободы для Палестины?), доступ к интернету для большей части населения был нарушен более чем на 10 дней. На Западном берегу израильские военные ранее закрывали доступ к интернету, просто приходя в офисы провайдеров и требуя отключить сеть.

В 2011 году, с началом восстаний против сирийского правительства, режим Башара Асада своим указом закрыл доступ к интернету, а вскоре после этого начал бомбить телекоммуникационную инфраструктуру, чтобы предотвратить ее использование на неопределенный срок. В отчаянном положении временное правительство Сирии, возглавляемое оппозицией, буквально импортировало интернет из приграничных стран (в том числе из Турции) по оптическим каналам связи. Но, когда турецкие войска начали операцию в районе Африна, Турция тоже отключила услуги связи для всего северного региона Сирии.

Хотя Bitcoin, будучи сетью с низкой пропускной способностью, может прекрасно функционировать без интернета, возможности совершать биткойн-транзакции без подключения к интернету пока мало изучены и еще меньше задокументированы. Большинство решений для взаимодействия с сетью Биткойна зависят от подключения к интернету, что не является жизнеспособным вариантом для тех, кто живет в регионах, где враждебные правительства склонны отключать к нему доступ — это если интернет вообще доступен.

Например, в Эритрее уровень проникновения интернета составляет около 8%, а в Южном Судане — 10,9%, в Сомали и Бурунди — менее 15%. В Северной Корее уровень распространения доступа к интернету составляет 0,1%, а на африканском континенте в целом средний охват составляет всего 22%. Причины низкого или нулевого проникновения интернета различны. В некоторых случаях — как, например, в Северной Корее — правительства просто не заинтересованы в предоставлении гражданам доступа к интернет-сервисам, поскольку желают полностью контролировать информационные потоки. В других странах — как, например, в Зимбабве — доступ в интернет стоит непомерно дорого: около $300 в месяц для немобильного доступа, что сопоставимо со среднемесячным доходом домохозяйств страны. Мобильный интернет, с другой стороны, стоит около $60 за 30 ГБ, но часто обрывается еще до того, как человек успевает израсходовать этот трафик, что намекает на коррупцию и вмешательство в продажу данных.

В (условно) западном мире мы привыкли жить в комфорте. Где-то даже права человека защищены относительно стабильными государственными структурами. Во Всеобщей декларации прав человека право на доступ к информации подпадает под право на свободу выражения, гарантирующее людям право иметь собственное мнение и свободно его выражать без вмешательства или регулирования со стороны правительства. Многие страны включили такие права в свои законы — как, например, знаменитая Первая поправка в США, провозглашающая свободу слова. Но когда правительство становится враждебным, этих прав недостаточно, если только люди не могут реализовать их сами. И если мы всерьез относимся к Биткойну как инструменту, обеспечивающему право человека на экономические транзакции, который должен быть доступен во всем мире, то должны задуматься о возможных последствиях доступа к децентрализованной денежной сети через централизованную по своей сути инфраструктуру.

Интернет умер, да здравствует интернет

Говоря о децентрализации доступа в интернет, надо обратить внимание на важный урок из опыта военной операции России в Украине. Россия атаковала украинскую телекоммуникационную инфраструктуру посредством обстрелов и кибератак, однако Украина оказалась в уникальном положении, имея четвертую по децентрализации телекоммуникационную сеть в мире. В то время как наблюдательная организация Netblocks зафиксировала кибератаки на провайдера «Укртелеком», в результате которых трафик его сети сократился до всего 13% от нормального режима функционирования, «Киевстар», другой интернет-провайдер, сумел обеспечить доступом в интернет более двухсот бомбоубежищ. Наличие множества провайдеров увеличивает гибкость при обеспечении доступа к интернету: если один выходит из строя, другой может восполнить эту потерю, в результате чего внешние попытки прервать связь становятся лишь временными точечными мерами.

Тем не менее, Ольга Уколова, соучредитель швейцарской компании Pandora Prime и руководитель операционного отдела LNP/BP Standards Association, разрабатывающей технологии второго и третьего уровня для Биткойна, такие как RGB и Bitfrost, обнаружила себя на долгое время отрезанной от связи со своей семьей в Мариуполе, и о подобном за время этой вооруженной операции рассказывали тысячи экспатов из Украины. То есть даже в стране с очень высоким уровнем децентрализации коммуникаций, такой как Украина, люди могут оказаться просто отрезаны от связи. Но что, если бы мы могли децентрализовать доступ в интернет еще больше, сделав каждый узел сети потенциальным провайдером?

Встречайте: ячеистые, или mesh-сети.

Многие воспринимают интернет как единую сеть, объединяющую миллионы компьютеров по всему миру. Но на самом деле он устроен как сеть сетей. Сегодня существует около 40 000 различных сетей, тесно связанных между собой и составляющих то, что мы знаем как интернет. Хорошая новость заключается в том, что ничто не мешает нам запустить собственную интернет-сеть. Самой известной альтернативой интернет-сетям являются сети интранет. Интранет — это локальная сеть, используемая для облегчения коммуникаций внутри определенной группы людей и обеспечивающая контролируемый доступ к информации. Доступ к интрасетям обычно обеспечивается через кабели локальной сети (LAN) или через обычный интернет по VPN-туннелям. Проблема: без физического доступа к серверам интрасети и подключения к интернету интрасеть становится недоступной.

Mesh-сеть — это форма интрасети, в которой каждый узел сети действует как ретранслятор информации. Если Алиса хочет отправить сообщение Кэрол, но не имеет с ней прямого соединения из-за того, что физически находится вне досягаемости, Боб может передать сообщение между ними. В более широком масштабе, если Алиса хочет отправить сообщение, скажем, Заку, ее сообщение может быть передано через Боба, Кэрол, Дэвида, Эрика и так далее, пока не достигнет адресата.

В условиях социальных волнений и правительственных репрессий mesh-сети — как спасательный круг для поддержания связи. Во время продемократических протестов в Гонконге в 2014 и 2019 годах протестующие обращались к альтернативным ячеистым сетям для обмена сообщениями с помощью Android и iOS приложений Firechat и Bridgefy, чтобы обойти возможные отключения интернета. Создавая соединения посредством Bluetooth, сообщения в них передаются через устройства каждого из участников сети. Построение сетей на основе Bluetooth имеет свои проблемы, поскольку большинство приложений не шифруют трафик. Эту проблему призвано решить мобильное приложение Briar. Еще одна проблема — расход батареи. Bluetooth чрезвычайно энергозатратен, что делает его использование малопригодным для регионов с труднодоступным или дорогостоящим электричеством.

Некоторые компании, такие как GoTenna, специализируются на разработке специальных устройств для mesh-сетей. Проблема здесь в том, что в разгар конфликта, скорее всего, нет возможности просто зайти на Amazon и заказать нужное устройство. Часто такие специализированные устройства бывают несовместимы с другими устройствами для ячеистых сетей. Для создания mesh-сети на основе специализированных устройств в масштабах страны необходимо, чтобы совместимым устройством обладал почти каждый гражданин, а такой сценарий крайне маловероятен. Другие проекты, такие как Meshtastic от LoraWan, могут быть построены с помощью готового оборудования, но, опять же, они связаны с проблемой необходимости иметь доступ к соответствующим маркетам в ситуации острой необходимости.

Однако хорошая новость состоит в том, что нет абсолютно никакой необходимости в эксплуатации mesh-сетей на выделенных устройствах. С помощью Linux-дистрибутива OpenWRT, позволяющего легко настраивать базовые прошивки компьютеров, в полноценные устройства для mesh-сетей можно превратить большинство обычных интернет-роутеров. Open WiFi сообщества по всему миру создают программное обеспечение для работы поверх OpenWRT — как Falter от компании Berlin Freifunk. Это позволяет обычным интернет-роутерам выступать в качестве транзитных узлов для ретрансляции информации и обеспечения доступа к интернету в сети. Основное преимущество здесь в том, что любой человек может начать эксплуатацию mesh-сети на основе инструментов, уже имеющихся у него дома.

Биткойн-транзакции через консервные банки

Mesh-сети позволяют участникам делиться своим доступом к интернету с другими узлами сети. Если Алиса сохраняет подключение к интернету через своего провайдера, она может делиться им с Бобом, Кэрол, Дэвидом и так далее до тех пор, пока они объединены в одну mesh-сеть. Совместное использование доступа к интернету через mesh-сети является жизнеспособным решением в случае ограничения или нарушения доступа к интернету в некоторых частях страны. Для этого mesh-сети нужна функционирующая магистраль.

Магистраль в mesh-сети строится с помощью направленных антенн. Обычные интернет-роутеры имеют радиус передачи сигнала всего около 50 м., однако его можно расширить вплоть до 80 км с помощью антенны, передающей сигнал на большое расстояние. Самый простой способ создать магистраль для mesh-сети — это использовать готовое оборудование. Для этого Алиса устанавливает повыше направленную антенну и говорит Бобу, которому она хочет передавать свой сигнал, сделать то же самое. Но, как мы уже знаем, готовое оборудование не всегда является подходящим вариантом. В этом случае, обладая некоторой сноровкой, направленную антенну можно сделать и из обычной консервной банки. Затем банка подключается к маршрутизатору mesh-сети через антенный кабель, и — та-да! — мы создали функционирующую направленную антенну.

Теперь Алиса и Боб могут обеспечить доступ к интернету в своем локальном сообществе. Любой человек, находящийся в радиусе действия узла mesh-сети, может подключиться к интернету с помощью любого устройства с поддержкой Wi-Fi-соединения, как если бы он подключался к любой другой Wi-Fi-сети. До тех пор, пока в mesh-сети есть канал связи с общим интернетом, любой, кто имеет подключение к mesh-сети, может отправлять и получать биткойн-транзакции как ончейн, так и через Lightning Network. Но что, если все каналы доступа к интернету будут уничтожены или нарушены? Чтобы продолжать отправлять биткойн-транзакции, Алиса может настроить спутник Blockstream, получающий информацию из блокчейна Биткойна. Тогда она сможет передавать данные блокчейна, полученные через спутник Blockstream, в mesh-сеть, так что любой человек, подключенный к этой локальной сети, сможет обмениваться биткойн-транзакциями ончейн даже без подключения к интернету.

Но что если в mesh-сети нет спутникового подключения к Blockstream или передача данных по этому соединению нарушена вследствие кибератак, взрывов или погодных условий? Без доступа к блокчейну Биткойна обмениваться ончейн-транзакциями не получится. Единственными вариантами в таком случае остаются форк сети Биткойна, что влечет за собой очевидные последствия, либо полагаться на обмен транзакциями только через Lightning Network. Фактически принцип работы mesh-сетей похож на то, как выполняются транзакции через Lightning Network, поскольку узлы ретранслируют информацию между участниками. Если Алиса и Боб открыли между собой lightning-канал, имея при этом канал доступа к интернету, то они смогут продолжать свободно совершать транзакции с BTC в рамках этих каналов даже в случае падения доступа к интернету, поскольку им нет необходимости записывать промежуточные транзакции ончейн.

Если мы хотим использовать mesh-сети для обмена биткойн-транзакциями через Lightning Network, лучше всего иметь открытые каналы еще до отключения доступа к интернету. Однако lightning-каналы можно открывать (и закрывать), транслируя транзакции даже по радио. В предложении 2017 года Ник Cабо и Элейн У (Elaine Ou) описывали отправку и получение биткойн-транзакций по коротковолновой радиосвязи, позволяющей передавать транзакции офлайн на огромные расстояния за счет отражения сигналов от ионосферы. В 2021 году бразильская группа активистов Satoshi.Radio пошла еще дальше, отразив биткойн-транзакцию с сообщением «Илон, мы сделали это первыми!» от Луны. Таким образом, Satoshi.Radio отправили свою транзакцию на расстояние 600 км., прежде чем она была транслирована в блокчейн, пытаясь «показать, что необязательно быть эксцентричным миллиардером, чтобы раздвигать границы Земли в поиске свободы». Хотя надо заметить, что отправка BTC по радио в настоящее время считается коммерческой транзакцией, и, соответственно, подпадает под действие международного закона о коротковолновой радиосвязи.

С mesh-сетями мы можем полностью децентрализовать нашу коммуникационную инфраструктуру, поскольку каждый может стать интернет-провайдером для такой сети. Частные лица могут предложить серверы mumble или matrix для общения или обеспечить локальный доступ к Википедии, а открытые каналы в Lightning Network можно использовать для совершения биткойн-транзакций без подключения к интернету. Mesh-сети также экономически эффективны при развертывании, поскольку для этого можно использовать уже имеющееся оборудование, и обеспечивают беспрецедентные возможности для людей, живущих в условиях, подразумевающих вероятные перебои с доступом в интернет.

Будучи низовым общественным движением, mesh-сети обладают высокой устойчивостью к правительственному контролю. Как и в Биткойне, здесь нет единого административного органа: нет такого поставщика услуг, в двери которого могли бы ворваться войска противника, требуя немедленного отключения. Нет центральной точки доступа, к которой можно было бы применить силу. Если один узел в сети выходит из строя, другие могут закрыть образовавшуюся брешь. Все эти факторы делают mesh-сети потенциально очень полезной коммуникационной инфраструктурой, которую имеет смысл изучить, если вы заинтересованы в сохранении возможности совершать децентрализованные денежные транзакции. При сочетании их с Lightning Network, не будет никого, кто сможет нарушить биткойн-трансфер, но без mesh-сетей мы все зависим от прихоти правительств в вопросе предоставления нам доступа к интернету и осуществления транзакций, осознаём мы этот факт или нет. Для успеха Биткойна нам нужно проводить дальнейшие исследования, строить прототипы и создавать собственную децентрализованную коммуникационную инфраструктуру. И практически любой из вас на своем уровне тоже может опробовать это дома или в пригороде и рассказать о своем опыте миру. Потому что однажды мы все можем оказаться в ситуации, когда будем заинтересованы в обмене биткойнами в условиях ограниченного доступа к интернету.

Пора перестать рассчитывать на чье-то разрешение В условиях деглобализации мира и интернета, сейчас самое время строить и укреплять распределенные коммуникации. И сделать Биткойн неостановимым.

 

Источник: bitnovosti.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.